Третий не лишний

Возвращаясь с работы, уставшая, с слегка стершейся помадой на губах, я открываю дверь квартиры и мои стройные ноги в босоножках на высоких каблуках, переступая порог, утопают в мягком ковре.
На мне легкое шелковое облегающее платье, под которым кроме нежной кожи нет ничего, слишком жарко, чтобы носить нижнее белье.
\»Устала?\» — спрашиваешь ты и снимаешь с моего плеча сумку.
\»Жарко\» — отвечаю я и протягиваю тебе ножку.
\»Может душ?\» — придерживая рукой мои лодыжки, ты снимаешь босоножки
\»Было бы хорошо\» — закрывая мечтательно глаза, я целую твои волосы.
Предвкушая получение наслаждения от прохладной воды, я не замечаю, как твои руки и губы медленно скользят вверх по ногам, и только когда шелк поднялся до бедер, а твои губы коснулись лобка, пробежавшая дрожь заставляет меня очнуться.
\»Нас будет трое\» — говоришь ты, поднимаешь меня на руки и несешь в ванную: \»Ты, я и вода\».
Не снимая с меня платье, ты включаешь душ, и вместе с ручейками воды проводишь ладонями по груди. Шелк быстро впитывает воду и сливается с телом. Похоже, что моя кожа покрылась тонким слоем пленки, сжавшим талию, бедра, обнажившим соски и лобок.
Десятки ручейков, как десятки пальцев стараются охватить каждый участок моего тела, но им мешают твои руки и губы, жадно впившиеся в грудь.
\»Хочешь, мы проникнем в твою щелку?\» — и, не дождавшись ответа, ты пальцем нащупываешь уже набухший бугорок.
Я хочу коснуться твоего тела, но ты одной рукой за моей спиной сжимаешь мне запястья, а другой петляешь по бутону: раскрываешь иВозвращаясь с работы, уставшая, с слегка стершейся помадой на губах, я открываю дверь квартиры и мои стройные ноги в босоножках на высоких каблуках, переступая порог, утопают в мягком ковре.
На мне легкое шелковое облегающее платье, под которым кроме нежной кожи нет ничего, слишком жарко, чтобы носить нижнее белье.
\»Устала?\» — спрашиваешь ты и снимаешь с моего плеча сумку.
\»Жарко\» — отвечаю я и протягиваю тебе ножку.
\»Может душ?\» — придерживая рукой мои лодыжки, ты снимаешь босоножки
\»Было бы хорошо\» — закрывая мечтательно глаза, я целую твои волосы.
Предвкушая получение наслаждения от прохладной воды, я не замечаю, как твои руки и губы медленно скользят вверх по ногам, и только когда шелк поднялся до бедер, а твои губы коснулись лобка, пробежавшая дрожь заставляет меня очнуться.
\»Нас будет трое\» — говоришь ты, поднимаешь меня на руки и несешь в ванную: \»Ты, я и вода\».
Не снимая с меня платье, ты включаешь душ, и вместе с ручейками воды проводишь ладонями по груди. Шелк быстро впитывает воду и сливается с телом. Похоже, что моя кожа покрылась тонким слоем пленки, сжавшим талию, бедра, обнажившим соски и лобок.
Десятки ручейков, как десятки пальцев стараются охватить каждый участок моего тела, но им мешают твои руки и губы, жадно впившиеся в грудь.
\»Хочешь, мы проникнем в твою щелку?\» — и, не дождавшись ответа, ты пальцем нащупываешь уже набухший бугорок.
Я хочу коснуться твоего тела, но ты одной рукой за моей спиной сжимаешь мне запястья, а другой петляешь по бутону: раскрываешь и сжимаешь губы, надавливаешь и отпускаешь клитор, вталкиваешь и высовываешь палец во влагалище — сегодня ведешь ты.
\»Я больше не могу, я хочу тебя\» — доведенная до исступления я пытаюсь освободить свои руки.
\»А ее ты хочешь, мы имеем тебя вдвоем\» — ты знаешь ответ, ты — это жесткость, она — это нежность, ты заставляешь гореть, вода охлаждает.
Вы вошли в меня оба, заставляя стонать и выгибать спину, испытывать тепло и холод.

Крик. Я открываю покрытые пеленой глаза. Мой скользкий палец вместе с соками покидает колодец. Вода, не переставая, льется из душа. Как прекрасно, что природа дала возможность мастурбировать, заполняя голову безумными фантазиями…