Япония – страна продвинутых технологий, в том числе и сексуальных; это известно всем. О том, что она переживает сильно затянувшийся…

…сексуальный кризис, открыто говорят сами японцы. Специалисты считают, что при всем при этом Япония – еще и страна сексуального блефа, где проститутки не торгуют телом, мужья не выполняют супружеский долг, а жены с воодушевлением отдают его на стороне – по велению души, но за деньги. Разобраться в этой путанице непросто. Но мы попробуем, рассмотрев проблему во всех проекциях.

Вид сзади: почему

Чтобы понять, что такое японский секс, необходимо для начала усвоить несколько очень простых, но важных правил и понятий.

Первое из них таково: японцы в массе своей – не христиане. Их характер, привычки и взгляд на мир на протяжении тысячелетий формировались вне естественного для нас представления о грехе. А если мы не знаем, что такое грех, мы не можем согрешить, ибо поступок – это поступок, а его толкование – всего лишь «пиар».

«Пиар» самого понятия греха настиг японцев только в конце XIX века и продолжает мучить их по сей день. В результате страшного психологического давления евроатлантической цивилизации японцы вынуждены жить двойной жизнью, совмещая «генетически заложенные», традиционные представления об интимной сфере жизни с необходимостью соблюдать внешние условности, характерные для современного «высокоразвитого» общества.

Именно поэтому, запретив в 1957 году проституцию, японцы сохранили кварталы проституток. Именно поэтому, фанатично борясь против сэкухара (искаженное и сокращенное английское sexual harassment) на работе, они считают совершенно нормальными сексуальные контакты между сослуживцами во время отдыха на горячих источниках. Именно поэтому, будучи яростными поборниками семейных ценностей, они не видят никакой для них угрозы в любительской проституции, позволяющей и удовлетворить сексуальное влечение, и заработать деньжат на мелкие расходы.

Второе: японским мужчинам традиционно нужна не одна женщина, а три: первая для семьи (жена), вторая для секса (юдзё – девушка из веселого квартала – раньше и проститутка – сейчас), и третья для того, чтобы в задушевной беседе о политике и нижнем белье отвести душу (гейша – тогда, хостесс – теперь). При этом надо помнить, что спрос рождает предложение, а экономический кризис обостряет конкуренцию. С учетом же отсутствия в культуре понятия греха каждый из супругов считает секс-халтуру на стороне нормальной, хостесс (как, впрочем, и гейши) порой не брезгуют постелью, проститутки же стараются заработать, не особенно напрягаясь.

Третье: интернационализация, феминизация и фетишизация торговых марок (Японию называют бурандо сякай – обществом брендов) привели к тому, что японские женщины получили массу свободного времени, наличные деньги и стремление любым способом добыть их как можно больше, чтобы купить еще одну сумочку Louis Vuitton. Отличие японских «охотниц за брендами» от их европейских и даже российских «коллег» состоит в том, что в Японии страсть к обладанию вещами эксклюзивных брендов обрела, без преувеличения, масштабы массовой мании, а не просто «моды» или «тенденции». Одновременно японки легко относятся к тому, что их мужья большую часть суток (16-18 часов) проводят на службе и возвращаются домой в состоянии тяжелой алкогольной эйфории, и ко всему, что следует из фактического отсутствия мужей, в том числе и в постели.

Теперь сложите первое, второе и третье, и вы поймете, почему сегодняшняя Япония впереди планеты всей в области любительской проституции.

Вид спереди: кто

В любом сколько-нибудь крупном японском городе есть если не квартал проституток, то хотя бы публичный дом. Подавляющее большинство «сотрудниц» – китаянки, филиппинки, кореянки, тайки и так далее. Они выставлены напоказ, иногда – буквально: сидят в ожидании клиентов в «аквариумах» витрин. Японки же предпочитают себя не афишировать, и организационная сторона бизнеса выведена в тень, на страницы специальных веб-сайтов, в закрытые клубы, в руки специальных агентов. В таких условиях работа становится легкодоступна для непрофессионалок, и ткань любительской проституции покрывает страну не менее плотно, чем сеть проституции официальной.

Спрос на любительские услуги растет с каждым днем. Причин роста две: во-первых, японцам скучно, и они испытывают удовольствие от щекочущих нервы игр с замужними дамами и несовершеннолетними девушками. Во-вторых, в ряде случаев это обходится дешевле, а вариативность услуг оказывается значительно больше. Нередко одна женщина-любительница оказывается «многостаночницей» – в сугубо японском понимании: мужчина знает, что она чья-то жена, использует ее для секса, а общается с ней, как с гейшей.

Соответственно, мужчины, прибегающих к их услугам, делятся на две группы. Одним не важно, у кого они время от времени покупают секс, у профессионалки или у любительницы. Это, как правило, мужчины «основного рабочего возраста» – 25-50 лет. У них мало денег, еще меньше времени и сил – им все равно. Другую группу – значительно более сплоченную, активную и быстро растущую — составляют ценители непрофессиональной продажной любви, обычно «зрелые» мужчины предпенсионного и пенсионного возраста – 50-70 лет. Денег и времени у них значительно больше, вкусы изысканнее, а сексуальные возможности меньше. Это вполне устраивает женщин, ищущих приключений интимного свойства, и молоденьких девушек, без особой опаски принимающих опеку «дядюшек» – нередко в буквальном смысле можно «и невинность соблюсти, и капитал приобрести».

В свою очередь, среди самих любительниц тоже довольно отчетливо выделяются два типа. Первые известны эротоманам всего мира, они называются эндзё косай (или энко). Это совсем юные девушки, не достигшие даже совершеннолетия (возраст зрелости в Японии – 20 лет). Вторую, не такую знаменитую и потому не получившую какого-то специального названия, но зато куда более динамично развивающуюся категорию составляют замужние женщины 25-45 лет.

Вид сбоку: как

Однако что же такое «изысканный вкус», если речь идет о японском сексе? Чего ищут японские джентльмены, и какие именно услуги готовы предоставить им непрофессионалки? Чтобы ответить на этот вопрос, вспомните пункт первый из проекции «Вид сзади». Можно всё, а значит, и хочется всего. Сексуальных извращений в Японии нет – забудьте об этом понятии. Однако есть определенные особенности, сформировавшиеся по мере развития японского общества.

Например, японцам очень важно соблюдать иерархическую систему отношений друг с другом, даже если они любовники. В результате те виды секса, которые подразумевают сложные формы социального взаимодействия (прежде всего групповой секс и свинг – суваппингу) – популярности не снискали. Кстати, обострение боязни живых контактов среди современной японской молодежи – серьезнейшая проблема. Резкое падение интереса молодых японцев к сексу, продолжающееся, по данным еженедельника «Асахи Сюкан», с 1999 года, сопровождается всплеском увлечения мастурбацией и поддерживается предприятиями секс-индустрии, предлагающими затейливые приборы и компьютерные порноигры, которые позволяют молодым людям обходиться без партнера.

Очень мощное и сидящее внутри каждого японца стремление оставаться в стороне от активных действий, многовековая история скученного проживания в домах с бумажными раздвигающимися стенами и легендарное любопытство обусловили склонность японцев к вуайеризму. Еще советских времен московские проститутки свидетельствовали автору о своей любви к японским клиентам: «Деньги заплатят, а сделать ничего не могут. Посмотрят, ручкой поработают – и баиньки». А уж сегодня, в условиях еще более усилившейся урбанизации и при наличии отличной оптики, этот жанр процветает. Любительницы, ищущие острых ощущений и одновременно желающие подзаработать, с удовольствием снимают процесс собственной мастурбации, отправления естественных нужд (еще и сегодня в Японии сохранилось немало совмещенных туалетов, и эта тема очень популярна в порнопродукции) и, конечно, приема всякого рода водных процедур. Одна кассета скрытой съемки стоит около 800 долларов. В розницу обработанные DVD поступают по цене от 20 до 80 долларов, но многотысячными тиражами!

Сложные отношения между мужчиной и женщиной, испытавшие на себе влияние синтоистских женских культов плодородия и мужских буддийских культов оплодотворяющего начала, обострились в эпоху интернационализации. Расставить все на свои места японцам помогает еще одно излюбленное увлечение – эротическое связывание кимбаку или сибари, рожденное из старинного искусства боевого связывания веревкой ходзё-дзюцу. Кимбаку совмещает в себе ролевую игру (что очень нужно скучающим дамам из благородных семейств) и подчеркивает сексуальную власть строгого мужчины-хозяина (чего так не хватает японцам, становящимся все более женоподобными и зависимыми от женщин) и, таким образом, позволяет удовлетворить чаяния и тех, и других.

Безусловно, всеми этими видами секса промышляют и профессионалки, однако именно такие разновидности становятся «коньком» любительниц, способных по зову сердца придать им необыкновенную остроту. Некоторые особенности секс-бизнеса даже, наоборот, перекочевывают из любительской области в профессиональную. Например, культ магуро. Магуро – тунец, большая, тяжелая и ленивая рыба. Имитировать неповоротливость, сексуальную неопытность и неосведомленность «в стиле магуро» первыми научились именно японские любительницы, открывшие, что такое поведение возбуждает мужчин и вселяет уверенность даже в самых неумелых и робких из них. Сейчас это психологическое оружие осваивают лучшие из профессионалок.

Наконец, сугубо любительский бизнес – продажа использованного нижнего белья, начавшийся с легкой руки уже упоминавшихся энко – удовлетворил обширный спрос тех клиентов, которые стесняются или боятся живых контактов, но и не могут получить удовлетворения в виртуальном мире. Генетическая память о более близких отношениях с женщиной, стимулируемая запахом живого человека, позволяет им найти себя. Стоит ли говорить, что и этот бизнес все чаще переходит в руки зрелых женщин, способных лучше ориентироваться в темных аллеях души японского мужчины?..

Вид сверху: общий

А что же общество? Как оно реагирует на эти странности? Да почти никак: смотрит сквозь пальцы. Ведь если японцев что-то и беспокоит в их сексуальной жизни всерьез, то это только падение рождаемости, чему все упомянутые «извращения» явно не препятствуют, да стремление выглядеть в глазах мирового сообщества «достойно», по-викториански; но это, как мы уже знаем, только пиар…Continue reading

В недалеком будущем секс изменится до неузнаваемости. Нас ждут времена утонченной чувственности и грубой телесности одновременно. Правда, мужчины с женщинами будут делать это все реже и реже. Думаете, автор этих строк сошел с ума? Ничего подобного, в России активно строят прогнозы относительно правил секса на ближайшие 10-20 лет.

Место действия – одна из кафедр московского медицинского вуза. Доцент кафедры просит не упоминать его имени, ведь исследование впоследствии станет научной работой. А пока доцент, ну, предположим, Иванов полностью погружен в футурологический секс, точнее, в его изучение.

Суть изменений в сексе можно описать одним простым примером. Возьмем для сравнения волков и собак. Все волки – однотипны, разве что окрас разный, а у собак великое разнообразие пород. Почему? Да потому, что для одомашненных собак не работают эволюционные правила естественного отбора. Так и с сексом: где естественный отбор отступает, начинается многообразие форм.

В примитивных обществах, где речь шла только о выживании, люди размножались, в основном, для продолжения рода. Сегодня, когда ресурсов для выживания больше, а естественный отбор в среде Homo sapiens почти не действует, пытливый исследователь насчитал уже десять видов секса. Среди них все тот же старый добрый половой акт во имя продолжения рода, секс ради удовольствия, секс как насилие и даже секс для престижа. Но одним только многообразием отношений между полами дело не ограничивается.

С появлением Интернета и новых технологий за последние 10-15 лет сексуальные отношения в обществе начали претерпевать радикальные изменения. Секс перестает иметь вид отношений между полами, а превращается в связь по типу \»объект/субъект\» – это, собственно, главный вывод исследований доцента.

Поясним. Некоторые западные психиатры уже сейчас отказываются рассматривать людей, \»потребляющих сетевую порнографию\» (это научный термин), то есть тех, кто постоянно или по большей части испытывает сексуальное удовлетворение от пользования секс-ресурсами в Сети, как психически ненормальных. Врачи предпочитают говорить о смене объекта сексуального влечения. Получается, объект сексуальных отношений – человек, а вторая сторона – программа или устройство, то есть \»субъект\». И людей, не нуждающихся более в другом человеке в качестве сексуального партнера, с каждым годом становится все больше.

На самом деле, происходит грандиозная революция в крайне консервативной интимной сфере. А научно-технический прогресс только увеличивает возможности для \»объектно-субъектной связи\», которую и сексом-то в привычном понимании не назовешь, разве что сублимацией.

И хотя прогнозы всегда были неблагодарным делом, Иванов полагает, что изменения приведут к синтезу робототехники и средств удовлетворения сексуальных потребностей. Пока они существуют отдельно, но их сближение неизбежно. Оно обусловлено самой природой человека. Помните лозунг \»Каждой семье отдельную квартиру к 2000 году\»? Южная Корея недавно провозгласила аналогичный, но с поправкой на местную специфику: \»Каждой семье к 2013 году по роботу\». Понятно, говорит наш собеседник, что первые роботы будут выполнять функции, например, пылесосов и уборщиков, но за ними последуют андроиды для секса (как мужские, так и женские), ведь все потребности человека должны быть удовлетворены, раз уж соответствующая технология появилась.

Первыми по дорожке секса будущего, скорее всего, пройдут японцы. В Японии уже сегодня наряду с обычными силиконовыми куклами для \»этого самого\» продаются образцы, наделенные зачатками искусственного интеллекта – Actroid. \»Интеллект\» в данном случае – понятие, обозначающее расширение технических возможностей куклы. Она еще не робот, да и стоит от $5 тыс. за штуку, но такая игрушка однозначно может быть прототипом для чего-то более сложного.

Научный прогресс, а не мораль или религия станет двигателем изменений в сексуальной культуре. Первый тренд исследователь обозначает как усиление грубой чувственности. Вдаваться в подробности не станем, скажем лишь, что секс-андроиды, которые не обязательно будут иметь человекоподобную форму, позволят воплотить многие фантазии.

Вторым направлением станет постепенная интеллектуализация телесных удовольствий. А постепенной она будет, потому что сначала люди должны пресытиться низкой стороной роботического секса. Широкие возможности технологий виртуальной реальности и робототехники позволят синтезировать новые виды развлечений. Какими они будут, сказать пока что трудно.

Взрывной характер развития новых технологий как будто не оставляет нам надежд на сохранение традиционного сексуального статус-кво. Только за последний год появились такие новые сервисы как \»виртуальный интерактивный сексуальный партнер\» или реалистичный манипулятор типа \»рука\», которая может использоваться как в медицинских, так и в несколько иных целях.

Кажется, продвинутому человечеству остается подождать совсем немного, чтобы понять, каким он будет, секс XXI века.Continue reading